Плавучие рынки Таиланда

Роскошь и крайняя нищета, обилие иностранцев и местных проституток, золотые дворцы и дети, играющие на грязном тротуаре возле автострады: воистину, Бангкок, перефразируя фразу из знаменитого фильма, - это "город контрастов".

Утро в Бангкоке началось как обычно. 10 утра и из-под черных штор уже пробивается нестерпимо яркий и горячий луч солнца. Я тут уже пятый день, но никак не могу привыкнуть к обстановке: номер небольшой, он оформлен в бело-черно-красных тонах, стены белые, а шторы – черные, из окна – вид на серую крышу соседнего здания и какие-то промышленные сооружения. Странно, когда находишься здесь в одиночестве, определенно начинаешь чувствовать себя жуком, пойманным любопытным энтомологом и заключенным в картонную коробочку для дальнейшего изучения. Не очень приятное ощущение. Самолет только завтра утром, и целый длинный,  жаркий день – в моем полном распоряжении. Надо срочно заняться чем-нибудь интересным!

Бангкок

Решительно спускаюсь вниз и подхожу к стенду с экскурсиями. Та-а-ак…. Какие тут на целый день? С первого взгляда завораживает название «Плавучие рынки Таиланда», на английском языке. Замечательно, именно то, что нужно! Без колебаний достаю кошелек, плачу деньги, и присоединяюсь к скромной толпе туристов, толпящихся вокруг солидного пожилого тайца в очках с длинной цепочкой (для удобства: снимаешь – и тогда они болтаются на шее!). Он хорошо говорит по-английски, впрочем, как и большинство тайцев, работающих с иностранцами. Это тем более поразительно, что Сиам, а ныне Таиланд никогда не был колонизирован, поэтому именно в этой стране можно встретить истинный буддизм, не претерпевший значительных изменений в течение многих веков. Позже, когда мы разговорились, выяснилось, что в свое время наш гид учился на физико-математическом факультете одного из колледжей Оксфорда. Это время он и по сей день считает самым интересным и счастливым в своей жизни. Английский, естественно, выучил там же - теперь это дает ему возможность содержать семью.

Подходит экскурсионный автобус, все рассаживаются, я выбираю место на первом сидении, чтобы видеть дорогу в лобовое стекло.  Бангкок поражает разнообразием архитектурных форм и размеров. На соседних участках могут стоять и пятизвездочный отель, и откровенные трущобы. Так и хочется перефразировать фразу из знаменитого фильма: воистину, «Бангкок – город контрастов»!

Воздух здесь тоже совершенно особый – очень тяжелый, влажный, горячий, наполненный выхлопными газами и запахами жарящейся пищи. Честное слово, совершенно не хочется посидеть у открытого окна и подышать свежим воздухом. Потому что он несвежий. Особенно страдают постовые полицейские. Впервые увидев тамошних гаишников с радарами, спрятавшихся за деревом, не скрою, не смогла сдержать смеха. Радары были совершенно обычные, типовые, зато сами блюстители порядка были необыкновенно похожи на представителей некоей экзотической разновидности Человека-паука. Худенькие, невысокие, полностью, с ног до головы, упакованные в темно-серую форменную одежду. На руках – перчатки, на ногах – высокие башмаки на шнуровке, на голове – каска, под каской – темные очки, всю остальную часть лица закрывает белый, самый настоящий респиратор. Для завершения образа добавлю, что в руках у них жезлы, но не полосатые черно-белые, а красные, с бегущими красными огоньками, очень похожие на китайские игрушки, которые любят продавать детям в цирках, зоопарках и около каруселей.

Аккуратно спрашиваю у таксиста: «Что это они у вас ходят в респираторах?» Он совершенно серьезно отвечает: «Без респираторов сначала стояли – в обмороки падают. Воздух плохой». Верю безоговорочно, истинная правда. Очень плохой. Кстати, такие пробки, какие бывают в Бангкоке, Москве пока и не снились. Вы можете легко потратить и три, и четыре часа, чтобы преодолеть расстояние в километр. Может быть, поэтому автобусы тоже весьма специфичные – похожи на открытые фургоны, с лесенкой на задней площадке. Устав от вдыхания выхлопных газов, пассажиры просто спускаются по лесенке вниз и, лавируя между машинами, идут пешком.

Зато еда у тайцев всегда свежайшая и необыкновенно вкусная! Они, кстати, совершенно не готовят пищу дома. Для этого у них есть целые улицы, где прямо при покупателе готовится штук пятьдесят различных блюд, чистота при этом поддерживается идеальная. Люди приходят сюда после работы и покупают покушать на один раз. Путеводители уверяют, что эту еду можно смело покупать и иностранцам, риск отравится минимальный. И это правильно, ведь, если кто-нибудь хоть раз почувствует себя плохо, весть разнесется по окрестным кварталам со скоростью звука, и лавчонку придется сразу же закрывать.

Тут же продают за копейки свежевыжатые соки и множество экзотических фруктов, среди которых особо хочу выделить ананасы. Они маленькие, размером с грейпфрут, и почти круглые. С них специальным приспособлением, прямо при вас, снимают толстую колючую шкурку и одновременно вырезают твердоватый стержень внутри. То, что остается – толстенький цилиндр мякоти, режут на колечки или на ломтики. Оказывается, ананасы могут быть похожи на персики: откусываешь – и по щекам и подбородку течет сладкий, очень освежающий, ароматный сок. Очень вкусно! Другие фрукты не очень привычны и, в общем-то, каждый может выбрать на свой вкус: сочные манго, папайю, красные с длинными бело-зелеными колючками рамбутаны или круглые бежево - коричневые шарики лонганов, похожие на грибы. Кстати, почти все фрукты в Таиланде имеют жесткую шкурку, наверное, чтобы предотвратить потерю влаги.

Мне лично понравились мангостины. Эти фрукты размером и формой напоминают небольшие помидорины, но с твердой шкуркой и цвета баклажана. Продавец с неизменной улыбкой маленьким ножичком разрезает их циркулярно пополам и подает вам две раскрытые половинки. Вот это да! Внутри лежит мякоть, по цвету и форме идеально похожая на наш чеснок, в виде отдельных долечек. К мангостину полагается деревянная зубочистка, которой можно выковыривать дольки и наслаждаться сочным, не очень сладким вкусом этих плодов. Зато короля тайских фруктов дуриан есть, на мой взгляд, совершенно невозможно. Говорят, тот, кто хоть раз попробовал нежно-сливочный вкус дуриана, будет вознагражден за необходимость вдыхать очень сильный и неимоверно стойкий аромат этого фрукта.  Пахнет он действительно, мягко говоря,  неаппетитно. Говорят, в Таиланде есть специальный закон, запрещающий заносить этот деликатес в общественные здания и транспорт, потому что после этого запах держится месяцами.

Бангкок – очень зеленый город с прекрасными парками, золотыми дворцами (в прямом смысле этого слова! стены и крыши обклеены тончайшей фольгой из чистого золота) и разнообразными храмами. Гид объясняет нам, что через каждые три года  дворцы вручную заново обклеивают золотой фольгой, потому что она полностью смывается во время сезона дождей.  Город интернационален – здесь живут индусы, вьетнамцы, вездесущие китайцы, и масса других национальностей, не говоря о множестве европейцев, которых привлекает возможность практически бесплатно получить массу удовольствий, от эстетических до сексуальных. Это легко объяснимо – тайцы, в отличие от развращенных американцев и европейцев, искренне полагают, что секс – такая же естественная сторона жизни, как сон или потребление пищи. Они считают, что это полезно для здоровья. Наивность обратилась для них социальной трагедией – сами тайцы рассказывали мне, что даже правительство не знает, какой точно процент населения является носителем ВИЧ, болеет СПИДОМ и другими венерическими заболеваниями.

Пока я размышляю, мы поднимаемся на огромную бетонную развязку и выезжаем из города…

Орхидеи

Мы проезжаем пригород Бангкока, постепенно начинают появляться провинциальные пейзажи. По правую и левую сторону тянутся прямоугольные рисовые поля с высокими бортиками из глины, заполненные водой. Время от времени попадаются навесы, под которыми навалены большие кокосовые орехи, издали напоминающие груды гигантской картошки. Следующий пункт нашего путешествия – орхидейная ферма.

Гид сделал перерыв, отложил свой микрофон, и мы с ним тихонько переговариваемся на переднем сиденье.

- Вы откуда приехали?
- Из России.
- По делам?
- Да, в командировку.

Тон гида становится более светским.

- Как в вашей стране обстоят дела с птичьим гриппом?
Я слегка теряюсь, потому что четыре года назад это словосочетание только-только входило в российский лексикон. Потом быстренько соображаю, что оно означает, и вежливо отвечаю:
- Слава Богу, с этим в нашей стране все в порядке.
- А у нас плохо, - вздыхает гид. – Владельцы тигриных питомников на юге страны разоряются. Они кормят своих тигров куриным мясом.

Я сочувственно качаю головой.…В это время автобус притормаживает около зеленовато-мутной речушки. Берега бурно завиты зеленью, на правом из них стоит маленький белый живописный домик. Под окнами – огромные глиняные кувшины с широкими отверстиями.

- Для чего эти кувшины? – спрашиваю я.
- Для пресной воды. В сезон дождей они полностью наполняются, и вода используется для питья и приготовления пищи.
- А где же люди моются?
- Как где? – удивляясь моей непонятливости, пожимает плечами гид. – В реке, вот она.
- А стирают?
- Стирают тоже в реке.

Я умолкаю, с недоверием покосившись на несимпатичную речку…

Наконец-то, мы приехали! Нас выгружают и предупреждают, что в нашем распоряжении около получаса. В программу входит осмотр оранжерей с орхидеями, демонстрация процесса приготовления сахара из сахарного тростника и покупка сувениров.

Орхидеи... Поразительное зрелище! На деревянных подпорках укреплены тонкие железные трубы, к ним привязаны глиняные горшки с крупными круглыми отверстиями: орхидеи имеют воздушные корни, которые свисают из этих отверстий почти до земли. Цветы потрясающей красоты и формы, с плавными линиями, загибающимися краями и самых немыслимых оттенков. Ярко-оранжевая серединка на сиреневом фоне, фиолетовые вкрапления с красными тычинками на белоснежных лепестках, тонкие и плавные переливы розового, голубого и ярко-желтого… Я начинаю понимать великих ценителей красоты – англичан, тративших в позапрошлом веке целые состояния на создание в Англии оранжерей для выращивания этих диковинных цветов. Кстати говоря, орхидеи в Таиланде очень дешевы: на ночном цветочном рынке Бангкока букет из сотни немахровых орхидей стоит меньше одного доллара. А в обычной воде могут стоять свежими около двух месяцев.

Немного постояв на деревянном мостике через искусственный ручеек и послушав резкие гортанные крики попугаев, перехожу к навесу, где наш гид монотонно объясняет старинный процесс производства сахара из сахарного тростника. На тарелке лежат кусочки темно-коричневого несладкого сахара. Все пробуют и удивляются.

На небольшой полочке в углу навеса стоят несколько банок с ярко-голубыми, красными и малиновыми рыбками. Длинные хвосты и плавники колышутся в воде.

- Это бойцовые рыбки, - слышу я над ухом. – Их ни в коем случае нельзя сливать в одну банку. Они сразу начинают драться, пока одна из них не погибнет. В Таиланде проводятся специальные рыбьи бои и даже существуют рыбьи тотализаторы.

Вот уж, воистину, во всем мире мужские забавы одинаковы! И неважно, кто будет участвовать в драке – собаки, петухи, тараканы, люди или рыбы!

Потихоньку отодвигаюсь к столам с сувенирами. Одна из моих коллег в Москве собирает яблоки, изготовленных из разных материалов. Молодая симпатичная тайка продает яблоки-шкатулки, выточенные из кокосового ореха. Навскидку, цена не должна превышать двух долларов, и то со 100%накруткой. Надо брать!

- Сколько стоит это яблоко?
- Двадцать долларов!
- Сколько?!!!!!

Учитывая местные цены, сумма тянет на целое состояние.

- И за что вы хотите 20 долларов? Этому яблоку цена - 3 бата в базарный день.
- Не нравится – идите отсюда.
- И вам всего хорошего.

К сожалению, очень часто люди, работающие с иностранцами, ведут себя с ними по - хамски. Кстати, этот грустный факт - совсем не исключение и для России… Нас зовут в автобус, и начинается последняя и основная часть поездки – к плавучим рынкам Таиланда.

Мы подъезжаем к небольшой забетонированной стоянке, где уже стоят несколько экскурсионных автобусов, подобных нашему. Туристы спускаются по приставной лесенке и нас ведут к небольшому железному навесу. Под навесом – несколько длинных плоских деревянных лодок с моторчиками. Нас рассаживают по восемь человек, я попадаю в лодку, где восьмого человека нет, поэтому со всем комфортом рассаживаюсь одна на последней лавочке, кладу сумку, вешаю на шею фотоаппарат и оглядываюсь. Среди туристов – множество семейных пар из Англии. Мы здороваемся, выясняется, что они возвращаются из отпуска в Австралии и Новой Зеландии, решили по пути посетить Малайзию, Таиланд, и, если удастся – Индию. Англичане очень любят путешествовать на восток, наверное, потому, что эти страны очень дешевы, кроме того, здесь нет языкового барьера. Пока мы болтаем, хозяин заводит лодку, и она начинает свое движение.

Мы едем по деревне. Деревянные дома на сваях (судя по их высоте, вода в сезон дождей поднимается до 1,5 -2 метров), на верандах сушится мокрое белье, подвешены горшки с неизменными орхидеями. Между некоторыми домами разбиты садики с банановыми  деревьями и какой-то вьющейся ярко-зеленой растительностью, в глубине которых виднеются буддистские алтари со свежими фруктами и цветами. Вдоль домов, на сваях, укреплены узкие мостки для передвижения жителей в период паводков.

Внезапно лодка поворачивает на девяносто градусов, и мы выплываем на «центральную улицу». Просто невозможно удержать возглас удивления: деревня как деревня, только вместо привычной для нас асфальтовой дороги колышется мутно-зеленая вода реки. Мы проезжаем водяные перекрестки, движение на которых регулируется специальными подвешенными светофорами, время от времени попадаются указатели на английском языке, типа «Шоу с кобрами» или «Речной магазин».
Я зачарованно, приоткрыв рот, смотрю по сторонам и вдруг, в какой-то момент возникает необычное чувство: мне начинает казаться, что эта деревня точно так же выглядела много веков назад, и время внезапно перестает существовать. Старые дома,  узкие деревянные мостики, на которых совершенно бесстрашно играют совсем маленькие дети, яркие огоньки орхидей, деревянные плоскодонки. Где мы? В XII веке, а может, в XVI ? Трудно сказать!

Вдруг мое внимание привлекает ядовито-синее пятно перед одним домиком – это пляжное полотенце, вывешенное на просушку. Наваждение разом улетучивается. Подняв кверху маленькие ручки и улыбаясь до ушей, на меня глядят разноцветные телепузики Тинки-Винки, Ляля и По. Добро пожаловать обратно, в 21 век!

Но как раз в этот момент мы сворачиваем на узкую торговую улочку. Это совершенно иной мир! Здесь царит толчея. Узкие водяные улочки заполнены экскурсионными лодками, маленькими частными лодочками, огромными плоскими торговыми плавучими платформами с ярким развешенным товаром: тут и лаковые треугольные шляпы из бамбука, разноцветные веера, деревянные слоны в цветастых попонах.… Везде бурно кипит торговля. Продают и покупают все – сувениры, груды экзотических фруктов, одежду…. Шофер выключает двигатель и достает длинный шест. Проехать по-другому просто невозможно: места так мало, что лодки трутся друг об дружку боками.

Ух ты, кокосы! С детства у меня была тайная заветная мечта: очень хотелось попробовать кокосового молока! Само словосочетание КОКОСОВОЕ МОЛОКО уже звучало вкусно, мне казалось, что это что-то очень сладкое, тягучее, белое. Прямо с лодки протягиваю деньги пожилой тайке, маленькая лодчонка которой полностью набита большими кокосовыми орехами, очищенными от махровой деревянистой шкуры. Большим острым ножом она отсекает верхушку, вставляет туда обычную пластиковую трубочку и с улыбкой подает мне. И ничуть оно не белое, и ничуть не сладкое, и совсем не тягучее. Больше всего кокосовое молоко напоминает чуть сладковатый растительный сок, который прекрасно утоляет жажду.

Тем временем мы потихоньку выбираемся из эпицентра шума, гама и суеты, и начинаем двигаться к менее оживленному перекрестку. Навстречу нам плывет маленькая старая одноместная лодочка, в которой сидит и ловко управляет шестом очень старая женщина. Вся ее фигура исполнена грации и спокойного достоинства, осанка прямая и гордая, лицо неподвижно, как у нефритового Будды. Просто невозможно не оглянуться ей вслед с восхищением!

Засмотревшись, я пропускаю момент, когда к нам подплывает другая лодка с улыбающейся молодой девушкой. Внутри лодки, на дне, стоит маленькая жаровня с плоской поверхностью, множество разных мисочек и тарелочек, в руке девушка держит небольшой половник. Чистота в лодке - идеальная. Девушка ловко выливает белое-пребелое тесто на железный круг жаровни, и оно почти сразу превращается в небольшой блинчик, из которого девушка на удивление ловко сворачивает  кулечек и заполняет из маленькой кастрюльки каким-то белым веществом, и в конце посыпает все это сахаром, перемешанным с янтарно-оранжевой стружкой из каких-то фруктов или овощей. «Вот, интересно, а каково это на вкус?» Покупаю порцию, в которую входит шесть маленьких кулечков и откусываю…. Это пирожное! Блинчик быстро застыл и стал очень сладким и хрустящим, как вафелька, внутри оказались взбитые сливки, а сверху эта красота посыпана стружкой из манго и папайи. Нет, определенно, тайцы – величайшие мастера в приготовлении пищи! Кроме всего, они очень любят красиво украшать блюда. Например, искусство карвинга, то есть вырезания различных цветов и фигурок из овощей и фруктов, родилось именно в Таиланде. Они создают необыкновенной красоты букеты из «чудо»-цветов!

Наконец нас высаживают на берег и все отправляются за сувенирами.

Примерно через полчаса мы садимся в автобус и возвращаемся обратно в отель.…Завтра с утра – в аэропорт!

Перед сном я открываю окно и, по старой традиции, выбрасываю на землю мелкую монетку, чтобы вернуться. Ведь тот, кто хоть раз побывал здесь, обязательно захочет вернуться! Он будет много раз по ночам видеть во сне изогнутые лепестки орхидей, вдыхать душный тяжелый воздух Бангкока и плыть на узкой лодчонке по мутным зеленым водам реки к плавучим рынкам Таиланда…

 

Источник: журнал "Geo"

 

Вернуться в оглавление "Рассказы"


У этой страницы пока нет оценок     Оценить     (Все результаты)
Таиланд
Курс компании
08.12.2016

1 USD = 65,1896 руб.

1 EUR = 69,8702