Живой товар на рынке Чатучак

Бангкокский рынок Чатучак известен тем, что здесь можно купить экзотических животных. В том числе – исчезающих, торговать которыми запрещают законы всех стран мира.

Каждую субботу и воскресенье самый большой рынок Таиланда собирает толпы покупателей со всего света. В паутине узких коридоров и галерей их ждут продавцы более тысячи магазинов, лавок и уличных прилавков. В качестве приманки: посуда и мебель, бельё и продукты, ювелирные украшения и антиквариат. Но больше всего бангкокский рынок Чатучак известен тем, что здесь можно купить экзотических животных. В том числе – исчезающих, торговать которыми запрещают законы всех стран мира. За 20 с лишним лет существования рынка этот нелегальный бизнес ничуть не ослабел, но лишь стал активнее и прибыльнее.

Бангкок считается неофициальной столицей мировой торговли дикими животными, и все её нити сплетаются в районе рынка Чатучак. Вам нужен живой крокодил, тигр или питон? Пусть вы не увидите этих животных выставленными к продаже, но непременно найдете на рынке того, кто сведет вас с нужными людьми. Как правило, живой товар ждёт где-то неподалёку – в одном из частных домов или в фургоне, припаркованном в тёмном переулке.

Но даже на открытых прилавках в северо-западном углу рынка можно увидеть такое, от чего у иностранных защитников животных недоуменно поднимаются брови. Здесь свободно продаются американские попугаи ара, птицы-носороги, совы, игуаны, редкие виды рыб и даже медвежата. Цены на живой товар варьируются от нескольких долларов до десятков тысяч.

– И что, его можно купить? – спрашиваю продавщицу, указывая на сине-желтого попугая-ару.
– Купить можно, вывозить нельзя, – меланхолично отвечает продавщица, с сомнением глядя на фотоаппарат у меня на шее. На клетке ары висит табличка с надписью на английском и тайском: «Не фотографировать!»

Продавцы нелегальных животных не любят фотографов. Хотя тысячедолларовый сине-желтый – не самый криминальный из попугаев. Есть в наличии и более редкие виды. Стоят дороже, а как вывезти – вам объяснят.

Профессионалы этого жутковатого бизнеса способны пронести через таможню даже слона. Яйца редких птиц и рептилий прячут в нательных жилетах с десятками карманов. Змей обматывают вокруг пояса. Тигрят и медвежат везут в узких пластиковых контейнерах с пробитыми дырками для воздуха. Огромных марабу заматывают в полиэтилен, как тушки цыплят – только клювы торчат наружу. Игуан прячут внутри искусственных протезов рук или ног, а небольших животных усыпляют и засовывают в сувениры из поддельных слоновьих бивней.

Тайская пресса регулярно взрывается сенсационными сообщениями о задержании очередных контрабандистов, пойманных в аэропорту с полными чемоданами зверей. Например, некий гражданин ОАЭ пытался провезти в своем багаже двух пантер, двух леопардов, двух макак и азиатского черного медведя. Детёнышей, конечно. А год назад гражданин Индонезии пытался вывезти три чемодана, где уместились животные 259 видов! Включая пауков, змей, ящериц, белок, попугаев и черепах. Всю эту живность задержанный, по его собственному признанию, свободно приобрёл на рынке Чатучак. Но всё это лишь вершина айсберга. Основные потоки живой контрабанды идут не через аэропорты, а по суше и морю. Большая часть товара попадает в Таиланд из Камбоджи, Лаоса, Вьетнама, Индонезии. И уже отсюда расходится по миру.

По некоторым оценкам, до конечного потребителя доезжает едва ли каждый пятый из попавших к браконьерам животных. Чтобы добыть одного детеныша гиббона, браконьеры готовы убить всю его семью. А сколько животных погибает по дороге из-за стресса, полученных ран и невозможных условий содержания? И всё же бизнес остаётся выгодным. В Таиланде контрабандисту или нелегальному торговцу животными по закону грозит тюремное заключение до четырех лет и штраф в тысячу евро. Но до тюрьмы дело не доходит практически никогда, а штраф мало кого пугает. Тот же детеныш гиббона стоит в десять раз больше. Весь же объем мировой нелегальной торговли дикими животными – это десятки миллиардов долларов ежегодно. И значительная часть этих денег проходит через Чатучак.

Полицейские рейды на рынке ничего не дают. Как объясняет полиция, нелегалы просто разбегаются, бросая свой товар. Поймать их в толчее практически невозможно. А уж выйти на организаторов бизнеса – и подавно. Не исключено, впрочем, что причины поражения в войне с неуловимыми фантомасами рынка Чатучак кроются в другом. На моих глазах полицейский забрал у торговца большую пачку денег и, не особо скрываясь, спокойно пересчитал их. Коррупция? Ну что вы! Должно быть, просто старый знакомый вернул давний долг.

Предположение о коррупции категорически отвергает мистер Чин, сотрудник Департамента национальных парков (ДНП). Эта организация призвана следить за всякого рода нарушениями прав диких животных. Небольшая будка ДНП находится здесь же на рынке. На столиках разложены рекламные буклеты и листовки, призывающие свидетелей преступной торговли звонить по указанным номерам.

47-летний мистер Чин носит зеленую футболку-поло с символикой ДНП и с гордостью делится историями об успехах: задержали, конфисковали, спасли. Есть и фотографии освобожденных животных, которых после трех-месячной реабилитации выпускают в лес в провинции Канчанабури. Но после некоторого общения становится понятно, что успехи весьма относительные:

- Каждый день мы кого-нибудь ловим, но торговля не прекращается. Невозможно доказать, что задержанные являются владельцами животных, ведь сами они это отрицают. Приходится их отпускать. Мы просто не можем ничего сделать. Если есть люди, которые хотят купить этот товар, то всегда найдутся люди, готовые его продать.

Мистер Чин отчаянно переживает из-за своей работы и даже не скрывает этого:

- Это мафия, и мы их боимся. Они могут придти прямо сюда и сделать что-то ужасное. Они уже нам угрожали…

На предложение сфотографироваться Чин протестующе машет руками и даже водружает на нос черные очки. Его можно понять. Оппоненты ДНП – не просто нарушители рыночных правил, а настоящие мясники. Значительная часть бизнеса – это торговля мясом и органами диких животных. Мясо зебр и слонов, тигриная кожа и кости, мускус оленей, яйца диких быков, рога носорога, шкура броненосца – подобные товары стоят дорого и пользуются огромным спросом. Часть их востребована традиционной китайской медициной, часть попадает в элитные рестораны Пхукета и Паттайи. Кроме того, Таиланд – крупнейшая перевалочная база по торговле африканской слоновьей костью, а это тоже очень прибыльный и криминальный бизнес.

Воевать с бандитами, имеющими финансовые дела с полицией, равно как и обвинять всемогущую полицию в коррупции – дело неблагодарное. Мистер Чин поскорее переводит разговор на другую тему, и заявляет, что самые крупные продавцы и клиенты живого товара прячутся под внешне респектабельными вывесками частных зоопарков и зоомагазинов.

- Пару дней назад задержали сразу 400 животных. В Сарабури пытались открыть зоопарк с тиграми и львами. А у владельцев ни лицензии, ни разрешений!

Ещё более его возмущает так называемое «дело голландца». Голландец Эдвин Виек – глава некоммерческой организации «Друзья дикой природы Таиланда». Эта известная и очень крупная организация, расположенная в провинции Петчабури, живёт за счёт пожертвований любителей природы со всего мира, а также использует труд молодых волонтёров, который не оплачивается. Наоборот, это волонтёры должны платить за право ухаживать за содержащимися в реабилитационном центре животными по 20-40 евро в день.

С точки зрения ДНП, значительная часть животных, содержащихся в этом замаскированном частном зоопарке, находится там безразрешительных документов. Более того, сама благотворительная организация может быть одним из активнейших игроков на нелегальном рынке. ДНП даже устроила рейд на «Друзей природы», конфисковав часть животных, не имевших соответствующих документов.

Эти события вызвали возмущение в Европе. А Эдвин Виек заявил, что нападения на организацию вызваны его недавним заявлением о том, что высшие чиновники ДНП вместе с полицейскими и крупными бизнесменами сами «крышуют» нелегальную торговлю животными, в том числе содержащимися в национальных заповедниках. Параллельно голландец прошёлся и по поводу таких «священных коров» туризма в Таиланде, как Храм Тигров в Канчанабури и слоновьи шоу, заявив, что условия содержания там животных далеки от декларируемых. И массовый туризм не только не помогает спасению диких зверей, но и делает их жизнь практически невыносимой.

Кто прав, кто неправ, разобраться сложно. Но пострадавшие налицо – это те самые дорогостоящие и стремительно исчезающие животные, вокруг судьбы которых развернулись баталии.

Я иду по рынку и пытаюсь фотографировать прилавки, идиотически улыбаясь с видом самого безобидного туриста. Ответные улыбки вижу редко. Некоторые из торговцев, увидев фотоаппарат, хмурятся и отворачиваются, другие хватают свой пернатый или четвероногий товар и быстро уходят прочь. Но в целом торговля идёт почти открыто.

В одном из углов рынка устроена площадка для петушиных боёв. В большинстве стран мира это жестокое развлечение относится к числу нелегальных. Но здесь оно разрешено. По крайней мере, арена выстроена добротно – с бетонным ограждением. Прилегающие лавки торгуют бойцовыми петухами, накрытыми плетеными колпаками-корзинами. На глазах у прохожих, в том числе детей, петухи рвут друг друга клювами, и никого это не смущает. До смертоубийства, впрочем, не доходит. Окровавленных, но ещё живых птиц забирают их хозяева и уносят в темноту проулков рынка Чатучак.

Торговые ряды меняются один за другим. За птицами идут кролики, затем щенки, хомячки, котята, черепахи, кузнечики, мечехвосты, аквариумные рыбки в полиэтиленовых пакетах. Кстати, по утверждению мистера Чина из ДНП, из всех исчезающих животных легально на Чатучаке иностранец может купить только одну единственную рыбу - Scleropages Formosus, бородатую обитательницу Меконга. Хоть эта рыба и находится в Красной книге, но торговцам каким-то образом удалось оформить разрешение на её продажу и вывоз. В тело рыбы даже вживляют требуемый властями западных стран электронный чип.

Все остальные редкие животные продаются нелегально. Но покупатели находятся. Это и богатые коллекционеры, желающие удивить друзей. И дорогие рестораны, покупающие животных для развлечения туристов. А также зоопарки, цирки, всевозможные туристические шоу. Идя на подобные шоу, следует помнить: на каждого зверька (пусть даже он попал в хорошие руки - а это случается далеко не всегда), приходится от пяти до десяти погибших во время ловли, транспортировки или от невыносимых условий содержания.

Защитники природы утверждают: за последние 20 лет более миллиона животных, в том числе редких и охраняемых, прошло через рынок Чатучак. Если так, то можно с уверенностью сказать, что благодаря этому зловещему рынку целые виды оказались на грани вымирания. И то, что чиновники Таиланда не в состоянии с этим бороться – такое же преступление, как и сама нелегальная торговля живым товаром.

 

Источник: журнал "Geo"

 

Вернуться в оглавление "Рассказы"


У этой страницы пока нет оценок     Оценить     (Все результаты)
Таиланд
Курс компании
06.12.2016

1 USD = 65,2027 руб.

1 EUR = 69,1213