16.01.12 Пакистан: Мы много о нем знаем? (часть 1)

Начинаем серию постов ЖЖ-юзера se-boy о поездке в Пакистан: Вернулся из Пакистана несколько раньше, чем предполагалось.

В этой поездке:

1. Был частично пройден один из самых сложных, как оказалось, треков в Пакистане.
2. Вследствие этого оказалось подорвано (затем поправлено) здоровье, из-за чего, собственно, пришлось сократить маршрут.
3. Удалось понять, что Пакистан – страна, не имеющая ничего общего с тем, что нам показывают в новостях. Все гораздо лучше и интереснее.
4. Удалось познакомиться и завязать дружбу с человеком, поставившим точку в одной из самых больших альпинистских загадок XX века.
5. Удалось походить в тени одного из самых загадочных и труднодоступных восьмитысячников планеты. Это Гора судьбы, она же Гора-убийца, она же Голая гора, она же Король гор. В мире более всего известна под двумя последними названиями.

1. Nanga Parbat (Голая гора), она же Diamir (Король гор). Вершинная часть Рупальского склона

Туры во Вьетнам
Туры в Вьетнам
С точки зрения россиян, Вьетнам обладает уймой неоспоримых достоинств. Здесь неплохо говорят по-русски, а вьетнамское лето длится круглый год, сюда не нужна виза, а здешние пляжи считаются одними из лучших в Юго-Восточной Азии.

Теплым июльским днем меня занесло в заштатный магазинчик тканей в Москве. Только что сорвалась поездка в Тибет, и я стал обдумывать вариант с Пакистаном – были написаны и разосланы первые письма, но все висело в воздухе, никакой определенности, никаких надежд.

В магазине вдоль стен стояли стенды со свернутыми в рулоны тканями различной окраски и пестроты, обшарпанные и засиженные мухами стены кое-где украшали панно – вышивка и бисероплетение, столь незатейливые, что лучше уж голая стена. Было скучно и душно.

Внезапно среди обилия лубочных “вечеров на хуторе близ Диканьки” и “Кривонос и паровоз кулаков везут в колхоз” взгляд выхватил рисунок со странным по форме зданием и надписью латиницей Baltit fort. Черт! Поездка удастся!

Неизвестно, каким образом на окраине Москвы в магазине тканей оказалось изображение Балтит форта, расположенного в Хунзе, что на севере Пакистана, но в подобные знаки я верю, потому что до сих пор они всегда срабатывали.

***

Более всего приятно, что Пакистан, имеется в виду северная его часть, где сходятся три величайших хребта – Гималаи, Каракорум и Гиндукуш, весьма отличается от той страны, какую нам его представляют товарищи, делающие новости. Разумеется, не все просто – в стране множество проблем, она перенаселена, люди прозябают в нищете. Большие сложности с образованием, занятостью, санитарией и медобслуживанием. Отдельный вопрос с радикализацией и исламизацией. Ничего удивительного, многие из этих бед есть почти везде. А если учесть, через какие трудности приходится проходить стране…

2. Пакистанская девочка 11 лет несет на спине младшего брата

Но почему-то никто не рассказывает о красивых людях, которых много среди пакистанцев; никто не рассказывает о радушных жителях гор, которые для гостя готовы на все (“мой дом – твой дом” – это железное правило в горном Пакистане); умалчивают и о потрясающе красивых ландшафтах и нетронутой природе. Надеюсь, эту ситуацию удастся исправить вопреки тем, кто делает из Пакистана всемирное страшилище.

3. Грузовики и автобусы – произведения искусства и предмет гордости каждого водителя

Разумеется, я не могу говорить “за всю Одессу”, то есть за весь Пакистан, потому что был лишь в северной его части. Но полученный опыт говорит только об одном – сюда обязательно стоит вернуться, причем хочется поскорее.

4. Долина реки Астор (высота около 3500 метров)

Как выяснилось в процессе, круговой трек вокруг Нанга Парбат считается одним из самых сложных в стране. Основную сложность представляет отсутствие деревень на одной из частей маршрута и перевал Мазено (5399 метров), спускаться с которого из-за крутизны и свежего снега пришлось, страхуясь ледорубом и веревкой, что было впервые в моей практике, ибо я не являюсь альпинистом.

5. Ксюша на каменном выступе над ледником. Сзади пик Шаигири

Кроме того, этот трек достаточно автономен, с собой необходимо нести еду, газ, палатки и проч. И если бы не наш гид и высокогорные носильщики, точно знаю – живыми с перевала мы с Ксюшей не спустились бы.

Не считая сложных подходов с обеих сторон к перевалу по ледникам (трещины, отсутствие тропы как таковой), необходимо не только хорошее знание местности и альпинистские навыки, коими наши сопровождающие обладали в полной мере, но и авторитет среди населения местных деревень. Таким авторитетом обладал наш гид – его знают, по-моему, все без исключения местные жители в радиусе сотни километров от Нанга Парбат.

Без этих людей можно быстро стать бедным и мертвым, причем, как водится, одновременно.

6. Останки горного козла на высоте примерно 4500 метров. Разложения здесь почти нет, это мумия

7. Ваш покорный слуга недалеко от перевала (высота примерно 5200 метров). За этими горами начинается Свободный Кашмир

8. Посмотрите направо, там Гора-убийца…

Перво-наперво выяснилось, что простому советскому гражданину попасть в Пакистан можно только по приглашению, других вариантов не существует. Из сопредельных стран вроде как можно просто перейти границу, однако перспектива поездки в Китай, Афганистан, Иран или Индию с целью пересечения пакистанской наземной границы не прельщала.

Вторая проблема заключалась в том, что пакистанские турагентства, специализирующиеся на горных маршрутах, проявили единодушную узколобость и невменяемость в части постулата “идти навстречу клиенту”. Пакистан посещает мало туристов, многие из них либо альпинисты, которым необходимы хорошие условия внизу, так как основная их работа начинается с высоты 4-5 км, либо европейцы, требующие определенный уровень комфорта.

Видимо, это наложило на местные агентства отпечаток в виде пакетных туров, в которые все включено и цена которых является просто астрономической. На разосланные в ряд агентств стандартные письма (“трек вокруг Нанга Парбат на двух человек, пожалуйста, вышлите разнарядку по ценам и условиям”) пришли не менее стереотипные ответы. Цена единогласно во всех случаях зашкаливала за 2300 долларов с человека, доходя порою до 3 тысяч.

Попытки сыграть на понижение ни к чему не приводили, создавалось ощущение, что, как и в Непале, существует некая схема, которой все предпочитают придерживаться. Только в Непале можно приехать и решить все вопросы лично, сюда же без приглашения не сунешься. Обманывать людей нехорошо (можно было бы, наверное, псевдосогласиться на все условия, а потом, по приезде в страну послать агентство подальше), посему пришлось вступить в неравный бой переписку со всеми агентствами сразу, объясняя, что в треке мне на фиг не нужны столы, стулья, душевая кабина, переносной сортир и тому подобные вещи, а интересуют лишь гид и носильщик для еды, поскольку часть трека проходит вне деревень. Свои 20 с лишним килограмм в рюкзаках я в состоянии нести сам.

Не очень понимаю европейцев. Какой смысл идти в трек, в котором есть все, вплоть до того, что можно, наверное, нанять паланкин, в котором тебя понесут? А ты развалишься в нем и будешь чувствовать себя наследным принцем…

9. Пробить оборону удалось только в случае одного агентства, менеджер которого по имени Али заинтересован в клиентах и оказался не только приятным в общении, но и абсолютно вменяемым человеком. Кроме того, время от времени он сам принимает участие в треках. После пары писем стоимость тура на человека упала сначала до двух тысяч, а затем до 1560 долларов на нос, что уже было приемлемым. Разумеется, цену можно было сбить и еще, однако в данном случае стоило перестраховаться. А то вдруг оказалось бы, что вместо нормальной машины до места придется добираться как-нибудь так…

10. Автобус на Каракорумском шоссе. Внизу река Инд

Мы в итоге сошлись на сумме 1560. Сюда входило: трансфер из аэропорта в гостиницу по прилете и обратно (Etihad Airways прилетает в Исламабад в два ночи, вылет в Москву около четырех часов утра); собственно гостиница в Исламабаде – две ночи с завтраком (номер был довольно дорогим, однако это я упустил из виду, решая кучу других вопросов), два местных перелета (туда-обратно) и дальше джипом по горным дорогам к началу трека либо, в случае нелетной погоды, трансфер по земле; оплата работы трех носильщиков и гида на протяжении всего маршрута, их еда и снаряжение; еда для нас; гарантия на работу носильщиков и гида и отсутствие проблем с ними.

Гид, о котором речь впереди, является лучшим в этом регионе и очень авторитетным человеком. Он знает досконально местность в районе Кашмирских Гималаев и ряд маршрутов в Каракоруме, Читрале, долинах Дир и Сват. Он же решает все проблемы в пути, начиная от банальных советов, заканчивая проблемами с поиском и наймом носильщиков, переговоров с местными, торговлей при покупке каких-либо вещей и снаряжения (в горах английский знает мало кто, а урду я как-то не удосужился выучить :) ) и т.д. и т.п.

Носильщиков понадобилось три: гид не несет груз, его поклажу несет носильщик, остальные два носильщика несут две двухместных палатки, еду на всех, необходимую кухонную утварь, включая баллон с газом (выше 4 тысяч дров нет) и свои вещи. Наши рюкзаки, посуду и палатку мы несли сами. Единственное послабление – свой спальник я сбагрил одному из носильщиков.

В целом работу Али и его агентства стоит оценить на “отлично”. А гид и высокогорные носильщики просто золотые люди, таких редко встретишь. Дружбой с ними я дорожу. Были некоторые подводные камни и небольшие проблемы организационного характера, вызванные моим незнанием местных особенностей, однако это все оказалось решаемым. Во вторую поездку этих проблем, понятное дело, не возникнет. Писать здесь об этом не буду – уже и так большой текст получился, могу рассказать, ежели кто надумает поехать.

Теперь совсем техническая часть
Агентство высылает приглашение и дублирует его в посольство Пакистана в России по факсу. При отсутствии такого дубля в посольстве никто с вами разговаривать не станет вообще. Требуются: одна заполненная анкета на визу, 3 (если не изменяет память) фотографии, переведенная на английский и заверенная нотариусом справка о зарплате, паспорт, до окончания срока действия которого больше полугода, купленные билеты (о них нас, правда, не спрашивали). Очереди в посольстве нет вообще. Виза выдается в течение пяти рабочих дней, стоит около 100 долларов, если не ошибаюсь (с меня взяли больше, с Ксюши меньше, почему – не знаю) и выглядит вот так.

11. Есть повод задуматься – виза номер 467 за 9 месяцев…

12. К журналистам в посольстве относятся не очень хорошо, долго мурыжат вопросами типа "отчего да почему, да по какому случаю…" и смотрят с подозрением…

Что касается работы носильщиков, то никакого шалтай-болтай, как в Непале. Цены на работу носильщиков фиксируются правительством. Цитирую официальный документ, где PRs – пакистанская рупия (на данный момент 1 доллар США – равен 85 пакистанским рупиям):

Ministry of Tourism, Government of Pakistan has approved porters wage rates for the calendar year 2011 as per details given below:

1. Overall wages per stage – 455 PRs
Wages – 239 PRs
Return/Empty Run – 120 PRs
Ration Money – 96 PRs
2. Crossing charges per expedition/party for high passes above 4000 meters – 598 PRs
3. Wages for rest day/normal stoppage – 227 PRs
4. Kit allowance upto 4 stages – 239 PRs
5. Kit allowance beyond 4 stages – 478 PRs
6. Meat money per trip – 179 PRs

Носильщик в регионе Гилгит-Балтистан может нести максимум 25 кг веса. Трекеры обязаны нанимать носильщика через местный туристический офис либо с помощью местной администрации. В случае конфликта с носильщиками последнее слово остается за министерством туризма Пакистана. В случае нарушений правил со стороны туристов следует запрет на посещение Гилгит-Балтистана сроком до трех лет с привлечением к ответственности согласно закону.

Такое вот вкратце содержание официальной бумаги, которое было прислано из турагентства в ответ на мой запрос о стоимости услуг носильщиков. Небольшая ремарка. Расстояние в день называется stage, если эти стейджи небольшие, то можно делать по два в день, но оплата будет соответствующей. Всей этой головной боли у нас не было – оплатой труда носильщиков занимался гид, и вообще, повторюсь, проблемы с носильщиками отсутствовали.

Указанные цены министерство туризма увеличивает на 10% в год. Еще не стоит забывать про чаевые – носильщикам они идут из расчета 50 рупий в день. Чаевые платятся, разумеется, в конце всего трека.

В общем, как-то так. Если все сделаете правильно, милости просим попробовать настоящую горную пищу с пакистанским уклоном. :)

13. Придорожная забегаловка

Исламабад производит впечатление широкими улицами, правильной планировкой, добротными зданиями. Солидный город, в котором можно не торопиться, чувствуется, что его специально строили как столицу, этим, правда, он несколько искусственен. Ранее столицей был Карачи, потом Равалпинди, теперь же последний вроде как слился с Исламабадом в одно целое, хотя различия бросаются в глаза – Равалпинди значительно шумнее, грязнее и густонаселеннее, здесь разрешено движение гужевого транспорта, здесь же находятся офисы многих компаний.

14. В Равалпинди так можно ездить, в Исламабаде нет

А Исламабад похож на Москву 60-х годов: машин мало для таких широких улиц, зелено, большой простор. Много гостиниц, правительственные здания, дипломатический квартал, солидные офисы.

15. Местные маршрутки. Народ порою даже по бокам висит

Утро проходит в дебатах в местном гипермаркете Metro. Во время нашей переписки Али отправлял перечень продуктов, которые обычно он закупает для экспедиций еще до их приезда, чтобы сэкономить время. Больше половины названий я не понял – специфические наименования, которые для европейцев или альпинистов, может, и очевидны, но для нас сплошной темный лес. Поэтому договорились, что поедем покупать еду вместе.

Обсудив меню на весь трек, набираем с Ксюшей полную телегу снеди, начиная от китайской лапши и местных блюд быстрого приготовления, заканчивая орехами, сухо- и консервированными фруктами и банкой меда, однако Али, взглянув на ассортимент, произносит одно только слово: “мало”. Странно, так как мы взяли еду из расчета завтрак-обед-ужин, но ему виднее…

Ксюша протестует против покупки дополнительной еды, причем так настойчиво, что Али, соблюдая политкорректность, тихонько мне шепчет: “Давай отвезем ее в отель и поедем еще раз сами, иначе наверху вы помрете с голоду”. Смеемся все вместе, все же докупаем еще продуктов.

- Али, а куда мы упакуем все это? Судя по весу, для еды понадобится отдельный носильщик.
- Я дам вам drum.
- Барабан?

- Нет, пластиковую бочку с запирающейся крышкой. Это идеальный контейнер для еды, и нести его удобно.

16. Продукты и бочка-барабан в гостиничном номере. В сумке еще куча продуктов

Барабан, кстати, оправдал свое название. Впоследствии по несчастливой случайности он улетел с перевала со всей нашей жратвой. Этот траурный гулкий грохот и летящую на меня бешено вращающуюся бочку я запомню навсегда – расшвыряв продукты на протяжении нескольких сотен метров по склону, барабан долетел до самого ледника и навсегда исчез в одной из трещин. Помнится, в этот момент жалко было банку сгущенки, которую мы специально привезли с собой, чтобы отметить переход через перевал…

Однако я что-то забежал вперед… Вернувшись в гостиницу, запихиваем продукты в бочку. Полна под завязку. И ведь это только наша еда, носильщики, кроме того, свою понесут. Плюс еще надо купить свежие фрукты и овощи, ибо на одних концентратах далеко не уедешь. Али советует закупаться ближе к началу маршрута – в городках и деревнях, которые будем проезжать по пути.

17. Фрагмент одной из карт. Зеленым обозначен пройденный маршрут

При первом взгляде создается впечатление, что местность сильно населена и кругом сплошная цивилизация – названия аж друг на друга наползают. Я уж не знал, радоваться или печалиться, ведь хотелось чего-то более дикого. Однако первое впечатление ошибочно. По дикости эти места дадут сто очков вперед популярным непальским трекам, а недавние наводнения, сели и оползни окончательно сделали некоторые районы Северного Пакистана пустынными и труднодоступными.

Два сантиметра по карте практически в любую сторону от Каракорумского шоссе (самая толстая дорога, идущая вдоль Инда, выделена красным), и люди в деревнях не имеют понятия о том, что такое образование, санитария и гигиена; нет света, газа, водопровода; дома в высокогорных деревнях имеют общего с настоящими домами только название, часто это сложенные из камня стены с крышей, даже не скрепленные раствором.

18. Маскировка практически идеальная

Само Каракорумское шоссе – обычная двух-, а чаще полуторарядка, горный серпантин, в лучшие годы по которому можно было хоть как-то проехать, но сейчас будет уместным термин “ползти” – наводнения и оползни напрочь убили дорогу.

Однако это все станет известно только потом, а пока мельком успеваем посмотреть на правительственные здания, одну из крупнейших мечетей мира в пригороде Исламабада и едем знакомиться с нашим гидом.

19. Мечеть Файзал на 300 тыс. молящихся. Занимает площадь в 19 га

Мечеть названа в честь убитого короля Саудовской Аравии Фейсала ибн Абделя Азиза ас-Сауда. Он предложил ее построить и финансировал собственно строительство, которое по нынешним ценам обошлось в 120 миллионов долларов. Здесь же находится Международный исламский университет и мавзолей одного из самых одиозных диктаторов Пакистана, о котором речь впереди.

20. Комплекс правительственных зданий. Снято на ходу

Дальше этих бетонных блоков и колючки проехать нельзя, да и здесь останавливаться запрещено. После взрыва отеля “Мариотт”, расположенного недалеко слева, если смотреть на фото, охрану правительственных зданий и дипломатического квартала существенно усилили.

Во-первых, вся территория хорошо простреливается просматривается – не спрячешься. Во-вторых, чтобы попасть, например, в любое посольство, надо приехать на специальный пункт, где обыщут с ног до головы, заберут все вещи и пересадят в специальный автобус. Только такой автобус может въехать на территорию дипквартала, любой другой транспорт, видимо, расстреляют без предупреждения.

К сожалению, фотографий Исламабада очень мало – по приезде времени не было, и мы думали на обратном пути посвятить городу день, походить, купить сувениры. Однако судьба распорядилась иначе, и Исламабад мы не увидели…

***

Знакомиться с гидом поехали под вечер. Когда он вынырнул навстречу машине из придорожного здания, то в темноте показалось, что Али решил сдать нас какому-то моджахеду – по очертаниям фигуры было видно только, что гид – дядька в пакистанской одежде и с бородой. Воображение дорисовывало на плече автомат Калашникова, но, к счастью, его не было.

“Быть может, под защитой этого гида нас точно нигде не пристрелят, но где гарантии, что он нас не пристрелит? Ведь едем-то мы в Кашмир и ходить там будем в нескольких десятках километров от “зоны контроля” – спорной границы с Индией”. Додумать эти мысли как следует не удалось – мы вылезли из машины и пошли навстречу человеку, с которым предстояло делить стол и кров не один день.

Тревоги были напрасны. Пожалуй, за все время общения с гидами я не встречал более опытного человека, более уравновешенного и более дружелюбного. Самандар Хан, кроме того, еще и очень известен – он со своими родственниками нашел останки альпиниста Гюнтера Месснера, поставив точку в нашумевшей истории, затронувшей судьбы многих людей. Этим событиям будет посвящена отдельная запись, так как на данную тему написана не одна книга, именно благодаря этой истории в том числе я оказался в Пакистане.


Автор: http://se-boy.livejournal.com/

 

Похожие материалы

Невесомость

Лодки, качающиеся на прозрачной воде, кажутся подвешенными в воздухе....

Подробнее

ДВУЛИКИЙ ВЬЕТНАМ

Выезжаю из Ханоя ранним утром. Солнце только взошло. Но улицы забиты тысячами (!) мотобайков....

Подробнее

Таинственная планета

Есть на планете места, которые окутаны дымкой таинственности, о которых сложены легенды и мифы. Издательство Lonely Planet опубликовало список десяти ...

Подробнее

Западные Саяны, Ергаки

Ергаки представляет собой массив разнонаправленных грив, отрогов в значительной степени обработанных ледником. Альпийский рельеф в центральной части Е...

Подробнее

Вернуться к оглавлению


Оценка страницы

0,00

    Голосов

    Оценить     (Все результаты)