06.12.11 Золотая святыня Мьянмы

Солнце постепенно клонится к закату. Гаснут розоватые тона на белых камнях и золотых статуях. Включается электрическая подсветка. Вот где света не жалеют! Сверкающий в тёмной синеве неба купол Шведагона подобен «огненной пирамиде», как кто-то метко назвал главное святилище закрытой от всего мира страны.
Прямого транспорта из России в Бирму, или как теперь её называют – Мьянму,  нет. Есть возможность попадать туда через Китай, Вьетнам, Таиланд, Сингапур или Катар...

Дорога к тайнам

 Если повезет, то стыковка авиарейсов может оказаться очень удобной – часа два-три, как раз только-только успеть перебежать из одного терминала в другой. Для тех, кто не торопится на встречу с Мьянмой, есть возможность задержаться в Бангкоке до трёх суток, не  получая визы, имея на руках лишь авиабилет до Янгона (новое название  Рангуна, многие годы бывшего столицей Бирмы). Багаж можно зарегистрировать при вылете из Москвы сразу до конечного пункта назначения и потом свободно гулять два-три дня по тайской столице.

Но мне не терпится ступить на священную землю закрытой и таинственной страны. Поэтому сразу спешу на авиарейс в  Янгон. Выход на посадку расположен в самом конце нового терминала аэропорта Бангкока – километра полтора-два бегом мимо шикарных витрин дьюти фри, композиций из цветущих орхидей. Успела. Только зарегистрировалась и присела на скамью перевести дух, сразу объявили посадку. Путь не долгий – часа два с половиной, самолет маленький, пассажиров чуть-чуть, да и те только местные, то есть из Азии. Небо ясное, летим невысоко. Скоро внизу в утреннем тумане возникает золотая ступа пагоды Шведагон – одна из главных святынь буддизма и, несомненно, самое святое место Мьянмы. По своему значению эта пагода стоит в одном ряду с величайшими памятниками Юго-Восточной Азии – Боробудур на острове Ява и Ангкор Ват в Камбодже. И так же, как они, полна тайн и загадок, и так же, как они, влечёт к себе туристов со всего мира.

Волосы Просветлённого

Даже если бы в Янгоне нечего было больше смотреть, кроме пагоды  Шведагон с окружающим её храмовым комплексом, то  и тогда город следовало бы посетить. Колоссальный колокол-ступа венчает зеленый холм, царит над домами, улицами, парками, озерами. Куда бы ты ни пошел, из любой точки города будет виден сияющий золотом купол пагоды.

«Шве» по-бирмански «золотой». Санскритское «дагоба», означающее «святыня над реликвией», послужило первоосновой для слова «пагода». Поэтому Шведагон переводится как «золотая пагода». Как правило, пагоды скрывают в своих недрах или священные тексты, или лоскутки от одеяний будды Гаутамы, или фрагменты мощей того же Гаутамы – кости, зубы, волосы. В фундаменте Шведагона в специально замурованном сундучке хранится целых восемь волос Просветлённого.  Ответственность за их подлинность оставляю на совести буддистов. Однако, у тысяч паломников нет никаких сомнений на этот счёт. Для каждого последователя Великого Учителя посещение пагоды Шведагон равнозначно паломничеству мусульман к святой Каабе в Мекке.

Правило босых ног

В комплекс ведут четыре лестницы, ориентированные по сторонам света,  с крытыми галереями. Входы стерегут по два 10-метровых белокаменных крылатых льва – чинте. Паломники должны подниматься к священному месту пешком. Для туристов же (и исключительно для иностранных)  существуют два современных лифта и эскалаторы. Правда, работают они не всегда. Не только в Янгоне, а во всей Бирме время от времени отключают электричество, что создаёт проблемы не только с лифтом. Кстати, именно в Мьянме не только разумом, а физически понимаешь, как глубоко современный человек привязан к цивилизации с её бытовыми изысками, немыслимыми без электроэнергии.

Преодолев ровно 108 (сакральное число в буддизме) ступеней, попадаешь на огромную площадь, крытую белым камнем, отполированным в течение веков  миллионами босых ног паломников. Босые ноги, увы, весьма строгое и жестокое правило по всей Мьянме для посещения объектов, связанных с религиозным культом. И не имеет никакого значения, веришь ли ты в Будду, в Аллаха, в Христа или, о, ужас!, ты, вообще, атеист. Правило босых ног относится ко всем без исключения! Ни один не просочится на территорию храмового комплекса в обуви!  За этим с какой-то нездоровой бдительностью следят все, кому не лень – специальные служащие, дети, случайные прохожие, прихожане… Снимать надо не только обувь, но и носки, причем до того, как ступишь на святую территорию. А как узнать непосвященному европейцу, где граница этой самой территории? А как накаляются камни на 40-градусной жаре, представляете? А нищие и больные, что тянутся со всех концов со своими молитвами к Будде?  Не забывайте, эпидемическая обстановка в Мьянме  весьма и весьма далека от мировых стандартов. К счастью, в Шведагоне есть где обмыть ноги после всех хождений по «святым» камням. Но всё-таки стоит запастись антисептическими влажными салфетками.

Тонны золота и сотни каратов

Белокаменная, тесная от построек круговая площадь воспринимается каким-то фантастическим подиумом, где выставлены сотни скульптур будд – сидящих, стоящих, лежащих, многие десятки пагод – больших и не очень, просто маленьких, курильниц, храмов, колоколов. Каждую ступу венчает зонт (тхи) из металлических с позолотой прутьев, к которым подвешены серебряные колокольчики. Они мелодично позванивают даже от лёгкого дуновения ветра – отгоняют злых духов, защищают, как и зонт на верхушке, от чёрного знания. Над зонтом вращается, сверкая на солнце золотом и бриллиантами, флюгер.

Центральная ступа возвышается больше, чем на сто метров, над прямоугольным основанием. Её вершина украшена тысячами драгоценных камней, в том числе и немыслимой величины бриллиантом в 76 карат, пожертвованным Шведагону британской королевой Елизаветой. Для желающих рассмотреть все эти рубины, сапфиры, алмазы тут же установлены подзорные трубы. Правда, главный бриллиант расположен совсем не удобно для обзора. Он обращен своей плоскостью к небу. Впрочем, все эти драгоценности во многие сотни(!) карат вовсе не для людского обозрения. Они для демонстрации веры в буддистское учение.

За многовековую историю пагоду Шведагон восемь раз разрушали землетрясения

(последний раз в 1919 году), один раз  ступа  страдала от пожара (1931 год). И всякий раз пагода восстанавливалась или реставрировалась властями и приверженцами буддизма. Добавлялись новые драгоценные камни, которых в Мьянме не счесть. Наносились новые и новые слои золотого покрытия на всю стометровую высоту. В настоящее время вес нанесенного драгоценного металла оценивают в 55 тонн!

Таким же золотом сияют 68 пагод поменьше, окружающих главную. Рядом с ними, кроме бесчисленных скульптур будд, выстроились фигуры демонов, слонов, сфинксов, львов, змей-натов. Перед ними бирманцы исполняют молитвенный ритуал: читают мантры, обливают  статуи водой, что вполне понятно в условиях тропической жары, подносят им цветы, медитируют.

Здесь надо сказать ещё об одном способе выражения религиозного чувства, с которым я прежде встречалась в других буддистских странах, но не в таких нищих, как Мьянма.

Бирманский народ живет крайне бедно. В провинции у людей нет ничего, кроме пустой хижины с крышей из пальмовых листьев да голодных детей. Однако, все накопленные средства они тратят не на еду или новую одежду, а на тонюсенькие квадратные листочки из так называемого жертвенного золота. Мы зовем такое золото сусальным. Драгоценные квадратики приклеивают к поверхности ступ, к фигурам Будды или священных животных. И этим счастливы: ведь кусочек их собственного золота сверкает в убранстве святыни. А это зачтётся. И, может быть, новую жизнь после реинкарнации они проживут в достатке и богатстве. Теперь же надо терпеливо сносить все тяготы и готовиться к переходу в следующее существование. Замечательная религия для управления подданными власть предержащими!

Народное «гулянье»

И хотя молящихся очень много (благо, молиться или медитировать можно в любом месте, хоть посреди дороги), в целом, появляется ощущение, что ты присутствуешь на народном гулянии. Люди идут и идут парами или целыми семьями вокруг центральной пагоды по часовой стрелке. Они нарядно одеты, в руках у многих небольшие гирлянды из цветов жасмина и ванили для украшения фигур Будды или ароматные палочки для возжигания в курильницах перед статуями. Некоторые приостанавливаются и бьют поклоны монахам, которые расхаживают здесь в своих шафранно-терракотовых одеяниях, похожих на древнеримские тоги. Монахини же одеты в розовое. В отличие от монахов им можно подавать деньги. В благодарность тут же прочтут персонально для вас молитву. Видимо, молитва, исходящая из этого места, быстрее достигает адресата и на вас скорее прольётся благодать. Я тоже подала двум монашкам тысячу кьятов. Подала из жалости, а вовсе не ради спасения или перевоплощения души, во что  не верю. Но, тем не менее, талащин, как  называют монашек соответственно буддистским канонам, немедленно прикрыли глаза и отработанно забормотали молитвы.

И всё же должна заметить, что даже самого убежденного атеиста, захватывает здешняя обстановка. Золотое сияние пагод, нежное позванивание колокольчиков, щебет птиц, монотонная музыка молитв, сотни людей, взрослых и детей, с просветлёнными взорами – всё создает особую ауру, вызывает трепет. Вокруг совершенно незнакомый мир. Хочется вслушиваться в его звуки, ощущать тепло каменных плит, вглядываться в лица.

Солнце постепенно клонится к закату. Гаснут розоватые тона на белых камнях и золотых статуях. Включается электрическая подсветка. Вот где света не жалеют! Сверкающий в тёмной синеве неба купол Шведагона подобен «огненной пирамиде», как кто-то метко назвал главное святилище закрытой от всего мира страны.

На прощанье три раза ударяю деревянной колотушкой в низко висящий колокол. Говорят, это приносит удачу. И даже тем, кто в подобные чудеса не верит. Желающих поймать удачу не так уж мало, судя по раздающимся время от времени глухим и протяжным колокольным звонам.

Мифический каравайк

Заканчиваю вечер вместе со своим гидом, вернее, гидшей, в самом фешенебельном ресторане Мьянмы – Каравайк. Название происходит от имени мифической птицы. Само здание расположено на воде королевского озера Кандоджуи и состоит из двух деревянных, соединенных между собой и стилизованных под старинный корабль 90-метровых барж. Кстати, проект еще советских архитекторов. Роскошь интерьеров потрясает! Столы, стены, резные панно, потолок, скатерти, чехлы на стульях, портьеры, занавес на сцене – всё сияет золотом!

Местное население, вроде бы, в этот ресторан не ходит, кроме сотрудников туристических фирм, да и то по служебной необходимости, то есть если этот поход указан в программе туристической группы. Мою милую провожатую уговорила пойти сюда с трудом. С ещё большими усилиями заставила-таки её сесть со мной за один стол. При этом она просила никому об этом совместном ужине случайно не проговориться: мы же пришли сюда  вне программы. Обслуживание в ресторане буфетное: сам выбираешь на изысканно оформленных столах заинтересовавшие тебя блюда, пояснения к которым дают стоящие тут же официанты. Они же принесут и поставят выбранное на стол. Можно принести всё и самому. Выбирать всё новые и новые блюда можно сколько угодно. Ассортимент богатый. Есть блюда европейские, есть местные: мясо, рыба, морепродукты. Конечно, рис во всех видах и расцветках. Разнообразные маленькие пирожки. Много фруктов и свежевыжатых соков. Интересные и непривычные кондитерские изделия. Неплохое мороженое, что удивительно, потому что молочные продукты бирманцы не употребляют. Запиваем всё местным пивом, хотя меню предлагает и общераспространённые мировые марки. Ужин сопровождает небольшой концерт из народных танцев и представление театра марионеток. Во всей обстановке присутствует нечто неуловимо советско-интуристское. Впрочем, совсем молодые россияне вряд ли ощутят это. Весь ужин с неограниченным количеством самой разнообразной еды и пивом обходится примерно в 10 долларов с человека, которые платишь при входе. И никаких чаевых.  Должна заметить, что это был самый дорогой ресторан за всё моё путешествие по Мьянме.

Покидаем заведение в кромешной тьме. Парк у озера Кандоджуи, где находится ресторан, и улицы едва освещены. Тем эффектней выглядят подсветка ресторана-корабля, резных мифических птиц каравайк и  прямо-таки источающий золотой свет, словно висящий в ночном небе над городом  огненным призраком Шведагон.

 

                                                                                        Лариса Владимирова

 

Похожие материалы

Вьетнам. Ханой. Пагода Чан Куок - буддийское сокровище на острове золотой рыбки

Пагода Чан Куок (Tran Quoc) является старейшей буддийской пагодой в Ханое. Она стоит на маленьком островке Западного озера. Островок называется Ким Нг...

Подробнее

Мьянма. Мингун. Ступа «Мингун-Пайя».

Город Мингун в Мьянме это бывшая резиденция королей, поэтому там сосредоточено немало достопримечательностей, активно посещаемых туристами. Одной из ...

Подробнее

Бирма-Нгапали (Мьянма)

У вод Бенгальского залива...

Подробнее

Вернуться к оглавлению


Оценка страницы

0,00

    Голосов

    Оценить     (Все результаты)